Я ступил на этот путь не только и не столько ради идеального тела: идеи аскетизма всегда привлекали меня. Я хотел вернуть излишеству минимализм, потреблядству - рациональность, распутству - самоконтроль, гедонизму и поглощению противопоставить идейность и созидание.